Ну, раз уж выяснилось, что интересуемся футболом, или хотя бы результатами матчей, давайте разберемся, что же это такое — футбол.

И начнём, само собой разумеется, с шахмат.

Как вы думаете, многие ли из тех десятков миллионов советских граждан — от пионеров и школьников до пенсионеров всех значений, которые горячо болели за Корчного или Карпова, а потом за Карпова или Каспарова — так уж хорошо разбирались в шахматах?

Возможно, что и не все.

Но буквально все прекрасно знали, что болеть за Карпова — это проявлять идейную зрелость, а вот за Каспарова — это, по меньшей мере, слегка фрондировать, особенно до Перестройки.

И это про Корчного, ставшего невозвращенцем, не говоря.

Но поговорим, хотя бы потому, что мне есть, что вспомнить.

В ту пору матча невозвращенца Виктора Корчного против живой витрины, олицетворяющей успехи СССР, Анатолия Карпова я работал главным энергетиком одного предприятия в Одессе, на балансе которого было общежитие для одиноких пенсионеров.

Быт этого общежития представлял из себя ад, знакомый кому по жизни, кому по Зощенко. Не Дантов, конечно, ад, но всё равно до самых своих глубинных кругов: были тут и вечно голодные старики, и навсегда оборванные старухи. Если к этому добавить то, что некоторые из этих немолодых женщин подрабатывали частным образом нянечками, забивая свои каморки на целый день детьми ясельного и младшего детско-садовского возрастов, то можно представить, какие чувства испытывали я и подчиненные мне электрики, когда производственная необходимость забрасывала нас в это общежитие.

И вот во время очередного такого посещения подходит ко мне очень пожилой обитатель, видимо, последнего для него в этой жизни приюта. В руках он держит древний транзисторный приемник, транслирующий последние известия, а на лице у него угодливейшая улыбка.

И, не теряя этой улыбки, постоялец начинает рассказывать мне, как он счастлив, что Карпов одолевает этого Корчного. Когда произносится имя Корчного, мина подобострастия на лице сменяется выражением негодования. Чего тут не понять.

Артист ты или нет, а если не будешь следовать системе Станиславского, то долго и благополучно на советской свободе не проживёшь.

Этот несчастный видел во мне представителя власти и на всякий случай — кто знает, может быть, соседки по аду пугали его тем, что комнату у него отберут — заискивал передо мной, полагая, что начальство оценит его преданность делу партии и правительства в форме страстного переживания за спортивные успехи Анатолия Карпова.

Что я при этом испытывал?

Вот уж не подумал: "Изыди, проклятый совок!".

Конечно, стало ужасно жаль это несчастье, хотя, кто ж его знает, кто передо мной стоял. Возможно, бывший вохровец, возможно и вовсе палач. Но уж никак не бывший зек любых уголовных статей...

Давно это было.

Только вот и не думает кончаться оно.

И сегодня мы наблюдаем в России ярчайший пример всенародного политически ориентированного боления.

Абсолютное большинство населения РФ, включая тех, кто так же понимает в футболе, как их деды и прадеды в шахматах, считает своим долгом демонстрировать своё увлечение этой игрой, гипертрофированно выражая эмоции — не дай Бог кто надо не заметит, если этот кто надо поблизости и в его обязанности входит все замечать.

Все это сильно начинает напоминать северокорейский народ в радости и в горе, когда ему сообщают или о смерти вождя, или об успешном запуске ракеты.

Но это еще не Северная Корея.

Поэтому кто-то, действительно болеющий за сборную России, но открыто не одобряющий политику всех ветвей власти, вынужден оправдываться перед теми, кто желает этой сборной гореть огнём и пропустить столько голов, чтобы и у правнуков её почитателей оскомина была.

Всё это так, но вот одну поправочку считаю необходимым внести.

Вот как болей или не болей за сборную России, но не прав тот, кто называет блеклую игру, которую она показала в матчах с сильными соперниками, антифутболом.

Сам того не понимая, он делает этой сборной комплимент, приписывая ей образ одного из самых симпатичных персонажей русской литературы.

Ну, в самом деле, разве это далеко не всеми искренне любимый Анатолий Карпов играл в антишахматы?

А вот уж нет!

У каждого свои вкусы, но те, кто понимают, подтвердят вам, что по крайней мере за шахматной доской Анатолий Карпов играл пускай в какие угодно, но именно в большие шахматы.

А вот в антишахматы играл как раз всенародно любимый гроссмейстер О. Бендер.

За что, кстати, любители шахмат как раз и собирались его побить.

Надеюсь, все помнят основные отличительные признаки такой игры?

Так вот, где-то так же обстоят дела и в футболе.

Поэтому, если сборная России начнёт-таки играть в антифутбол, вы этого не сможете не заметить, и объяснения специалистов вам не понадобятся.

Это скучный футбол надо объяснять и оправдывать.

Так что следите за перипетиями Мундиаля. Всё еще может быть!

Пётр Межурицкий